В гостях хорошо, а дома лучше. Внутренний туризм — инструмент устойчивости страны

Повидать мир — дело, безусловно, полезное. Не только разнообразием впечатлений, но и узнаванием чего-то нового — зачастую не просто интересного, но и полезного даже в чисто бытовом смысле. Недаром поездки по миру вывели даже в самостоятельный вид отдыха — туризм.

Но с другой стороны — и свою страну желательно знать: этот самый туризм, конечно же, интересен и полезен и в тех случаях, когда ездишь, в первую очередь, по собственной стране. Соответственно, даже из общетеоретических соображений — хотя и желательно иметь возможность побывать во всём мире, но лучше, если всё-таки какая-то достаточно заметная часть отдыха проходит на родине. Особенно в такой обширной и разнообразной стране, как наша, где можно найти практически все варианты разнообразия природных условий, образцы разнообразнейших культур и т. д.

С учётом всего этого очевидно: те, кто создаёт какие-нибудь ощутимые препятствия внутреннему туризму, в лучшем случае глубоко заблуждаются, а в худшем — если эти препятствия создаются просто непомерной жадностью, как происходит сейчас в большей части былых отечественных курортов — эту жадность вполне можно рассматривать как ту ошибку, которая, по выражению малоизвестного деятеля времён Великой Французской революции Антуана Буле де ла Мерта (не зря эту фразу приписывают хрестоматийно известному деятелю той же эпохи Талейрану), хуже преступления.

Лично я ещё в советское время побывал за границей на отдыхе — три раза в Болгарии, один раз в Румынии. Конечно, интересно было увидеть новые края, новые обычаи (вроде принятого в Болгарии повсеместного расклеивания траурных объявлений — как у нас расклеивают объявления о пропажах). Но, на мой взгляд, даже при том, что я был в местах, специально предназначенных для туристов, я, в общем-то, в части возможностей отдыха и развлечения не ощутил принципиальной разницы с родной Одессой или, скажем, с Сочи. И очень жалею, что сейчас такая разница зачастую бывает очень заметна.

Чем скорее мы добьёмся того, чтобы существенной разницы снова не было, тем полезнее это будет для нашей страны во всех смыслах — включая не только чисто коммерческий (что деньги останутся в стране), но и смысл политический — ибо не будет причин верить, что во всём мире лучше, чем у нас.